Обида длиной в восемь десятков лет…

15.11.201915:45

Обида длиной в восемь десятков лет…

Поиск прадеда моих сыновей, деда моего мужа начинался в атмосфере глухой и непроглядной тайны.

Будто и не было на свете человека, давшего всему роду фамильные яркие черты и весьма сильный и упрямый характер. История рода начиналась с деда Ивана и всё тут. А об его отце отчего-то молчали…И из всех предположений и было, что звали его Николай Кузнецов…

-Галя, — приставала я к старшей золовке, — Ну скажи, как деда звали. Ты же старшая, ты помнишь.

Галя поджимала губы:

-У нас не было деда.

Вот тебе в огороде бузина…Появился сам собой на свет Иван, как одуванчик из земли что ли? Хотя и одуванчик от семени растет.

Старший брат мужа — мужик резкий и волевой и вовсе не миндальничал:

-Ты тут пока пришлая. И не лезь.

Успокоилась. Родила двух сыновей. Причем одного из них с типичными Кузнецовскими чертами. Охали родственники «Ой, да все капелюшечки подобрал!»

-Ванечкой назови…- советовали мужу — В честь отца

-А почему не Колей? — наивно интересовалась я. — В честь деда…

-Отца не он вырастил.

И опять забылось…Вспомнилось, когда сын спросил отца:

-Па-а-а, а у тебя кто-нибудь воевал.

И папа на голубом глазу выдал:

-Нет, отец еще молодой был.

-А твой дед? — не выдержала я — Он наверняка воевал.

-Не знаю. Должен.

И вот под ту дудку, что сыну надо край написать сочинение про всех родственников фронтовиков, таки выпытали, всё что знала Галина.

Николай Семенович или Степанович, призывался из села Ольховка, таким-то РВК. Говорят без вести пропал, а где неизвестно.

Спас нас интернет. Сайты «Мемориал» и «Подвиг народа» Мы нашли своего прадеда, правда нашли лишь строку в списках безвозвратных потерь.Был снайпером.Без вести пропал в районе Курска, в памятном 1943 году.

Всё, больше ни строчки. Упорно штудируем сайты поисковиков. Направили запросы в Центральный Архив мнистерства обороны. И когда информации будет больше, обязательно расскажу…

А пока речь не о том, с найденной информацией сунулась к Галине.

-Вот смотри.Жена Варвара Андреевна Кузнецова — это же баба Варя? Совпадет место призыва, год и имя жены.

Галина оттолкнула копии:

-Не может этого быть! Он перед войной от бабы Вари к молодухе сбежал. Развелись они. Бабка троих детей собрала и вот сюда переехала к родителям. И их дед Андрей ростил, потом его на лесопилке бревном задавило. Не могла у него в документах наша бабушка значиться. Не могла. Он её бросил. Баба Варя его всю жизнь ненавидела.

И поведала, как непросто было бабушке, поднимать в одиночку детей. Как шпыняла её родня за троих дармоедов. Как она замуж вышла, потому что родня вытолкала, но хоть человек был хороший…

Ребята, я слушала это и не понимала.Или понимала? Но вот представьте, как долго могла жить женская обида. Что она переходила по наследству даже не к детям, а к внукам.

И умнее оказались только правнуки. Сын мой сказал:

-Мама, вы со своими разборками меня лишили прадеда.

Ну казалось бы, что ему один прадед? У него их по моей линии — трое, так вышло, двое воевали. Да и одна из бабушек тоже.

Но запрос в архив направил муж только с подачи сына.

Потому как и мой очень добрый и сильный муж, пропитан этой обидой. Обидой длинной почти в 80 лет.

В этом году музейный работник нашего краеведческого музея, принесла мне интересное фото:

-У тебя родственники в Н-ском районе есть?

-Прадед сыновей оттуда был.

— А он не председатель колхоза?

-Не знаю.

Вот гляди. На фото момент подписания договоров о соцсоревновании. Председатель колхоза Кузнецов…

-Мне показалось на твоего сына похож.

Мне тоже так показалось. Но наверняка ответить не могу. В семье мужа не сохранилось ни одной фотографии. А фамилия уж больно распространенная.

А у нас сыном теперь своего рода болезнь.С ним в группе учиться девочка, с того самого района по фамилии Кузнецова. Сын набирается храбрости узнать, не сестра ли она ему. Ведь могли же у нашего прадеда быть дети в другой семье. Он ищет потерянного прадеда, как часть себя.

Смотрю и думаю — а славное поколение растет. Правнуки Победителей…И в чем-то они умнее нас…

Послесловие. Имена и фамилии пока зашифровала, просто сведений еще мало. И что-то предполагать рано. Ждем ответа с ЦАМО. И по пути сейчас отписалась в газету того самого района, свои братья-журналисты без помощи не оставят. Все равно отыщем.

А это рассказ о том, что обиды лучше отпускать сразу же, чтоб после дети не упрекали в том, что мы лишаем их памяти.

Обида длиной в восемь десятков лет…

То самое фото, в центре сидит быть может прадед, но может и нет…

Обида длиной в восемь десятков лет…
Adblock
detector